Кочерга Витгенштейна
14.5K members
26 photos
187 links
Философия — это непосредственное созерцание разума. В ней соединены все противоположности, в ней всё едино и изначально связано: природа и Бог, наука и искусство, религия и поэзия.

✉️: @philosophyspacebot
Download Telegram
to view and join the conversation
​​О притворстве и лицемерии

Притворство – прибежище слабых, ибо надобны силы ума и духа, чтобы знать, когда уместна правдивость в словах и поступках. Поэтому наиболее лицемерны слабейшие из государственных деятелей.

Есть три степени того, как можно скрыть и завуалировать свое истинное лицо. Первая состоит в молчаливости, сдержанности и скрытности, когда человек не дает проникнуть в себя и узнать, что он такое; вторая – в притворстве, когда он знаками и намеками способствует ложному о себе мнению; третья будет уже собственно лицемерием, когда он намеренно и усердно притворяется не тем, что он есть.
Что до первой из них – молчаливости, то это лучшее качество исповедника. Умеющий молчать слышит много признаний. Ибо кто же откроется болтуну или сплетнику? А кто слывет молчаливым, вызывает на откровенность, подобно тому как спертый воздух всасывает воздух более редкий; и, как исповедь служит не житейским целям, но облегчению души, так и умеющие молчать узнают много вещей; с ними люди не столько делятся мыслями, сколько отделываются от того, что их тяготит. Словом, скрытному открыты все тайны. Кроме того, нагота неприглядна – как телесная, так и духовная; скрытые легким покровом дела человеческие выглядят много почтеннее. Что же касается говорунов и пустословов, то они обычно тщеславны и притом легковерны. Кто выбалтывает, что знает, будет говорить и о том, чего не знает. А потому возьми себе за правило сдержанность: оно и благоразумнее, и пристойнее. И тут надобно, чтобы лицо не опережало язык; у кого мысли написаны на лице, тот выдает себя с головой; ведь лицу придают куда больше веры, нежели словам.
Вторая степень, которая есть уже притворство, нередко следует за первой по необходимости. Кто желает сохранить тайну, вынужден отчасти и притворствовать, ибо люди хитры и не допустят, чтобы ты ничем себя не выдал. Они так будут досаждать расспросами, так выведывать и вызывать на разговор, что, если только не упорствовать в нелепом молчании, придется обнаружить, куда склоняешься. А если и нет, тогда из твоего молчания они заключат не меньше, чем из слов. Ведь темных и двусмысленных отговорок надолго не хватит. Вот почему нельзя быть скрытным, не позволяя себе также и некоторой доли притворства, которое как бы тянется следом за скрытностью.
Что же касается третьей степени, т.е. собственно лицемерия и лживости, это считаю я более предосудительным и менее благоразумным, за исключением чрезвычайных и редких случаев. Привычное лицемерие есть порок, порождаемый либо врожденной лживостью, либо робостью, либо существенными нравственными изъянами, которые человек принужден скрывать, а для этого притворяться и во всем другом, дабы не утратить в притворстве сноровки.
Лицемерие и притворство имеют три преимущества. Во-первых, усыпляют бдительность противника и застигают его врасплох, ибо открыто объявленные намерения, подобно сигнальному рожку, собирают всех врагов. Во-вторых, обеспечивают отступление, ибо, связав себя открытым объявлением своих целей, надо идти до конца или пасть. В-третьих, помогают выведать чужие замыслы, ибо тому, кто открывает себя людям, едва ли отвечают тем же, но дают ему волю и, что было бы на языке, держат на уме. Умна поэтому испанская поговорка: «Солги и узнаешь правду», т.е. правду не узнаешь иначе как притворством. Зато и невыгод тоже три. Первая состоит в том, что лицемерие и притворство указывают обычно на боязливость, а это во всяком деле препятствует прямому движению к цели. Вторая – в том, что они смущают и отталкивают многих, кто иначе, быть может, помог бы, и оставляют человека почти в одиночестве. А третья и величайшая невыгода заключается в том, что человек лишается одного из важнейших средств успеха, а именно доверия. Лучше всего сочетать добрую славу человека чистосердечного, привычку к сдержанности, при случае – способность к скрытности, а в крайней нужде – и к притворству.

Фрэнсис Бэкон 📖 Сочинения
Эссе подписчика: что такое философия?

Философия это такая серия вопросов и ответов, которая выводит тебя за рамки привычного восприятия мира, позволяет тебе по-другому взглянуть на мир и себя самого, пускай иногда ценой убежавших пельменей, а иногда ты сам убегаешь из мира-кастрюли наружу – почти готовым пельменем. 😉

Ждем ваши работы для конкурса, понравившиеся отмечайте 💜
О смерти и самоубийстве

Древние стоики много думали о смерти. Хотя слово «думали» не совсем верно. Они осознавали существование смерти и то значение, которое придают ей люди, но при этом придерживались очень необычного и спокойного взгляда на нее.
Эссе подписчика: что такое философия?

Мы живем в уверенности, что окружающее реально. Знаем, конечно, про иллюзии восприятия размера, цвета, движения... знаем, и с улыбкой таращимся на бегающие по кругу точки на статичной картинке. 

Ждем ваши работы для конкурса, понравившиеся отмечайте 💜
#стоические_упражнения

Смотрите на ситуацию со стороны

«Замысел природы можно постичь из того, в чем мы с ней не противоречим друг другу, например, когда слуга соседа разобьет кубок, принято тотчас говорить, что в этом нет ничего необычного. Знай, что, когда будет разбит и твой кубок, тебе следует поступить точно так же, как когда разбился кубок соседа. Перенеси это и на вещи более значительные. Умер чей-то ребенок или жена? Всякий скажет, что такое свойственно людям. Но когда у кого-нибудь самого кто-то умрет, он тотчас кричит: "Увы, я несчастный!" Следовало ему, однако, помнить, что мы испытываем, услыхав о несчастьях других»

Это очень интересное духовное упражнение: Эпиктет напоминает нам, как по-разному мы относимся к одному и тому же событию, когда оно происходит с другими людьми и когда затрагивает непосредственно нас. Естественно, гораздо легче сохранять невозмутимость (еще раз прошу не путать ее с эмоциональным равнодушием), когда мелкие или большие несчастья происходят с соседом. Но почему? Что заставляет нас думать, будто мы — любимчики Вселенной, которые ограждены от всех невзгод?

Предположим, мы сумеем принять и даже усвоить (а это гораздо сложнее), что мы ничем не отличаемся от остальных жителей планеты и, следовательно, должны одинаково воспринимать происходящее с другими людьми и нами самими. Но тогда получается, что правильное отношение в подобных ситуациях — не невозмутимость, а, наоборот, способность сопереживать и сострадать другим людям, как самому себе. У стоиков есть два ответа на этот аргумент: один основан на эмпирическом факте, другой — на философских принципах. Эмпирический аргумент состоит в том, что люди физиологически неспособны на такую степень эмпатии. Если мы будем горевать по каждому умершему человеку на Земле так же, как горюем из-за смерти любимых и близких людей, мы попросту не выживем. Философский аргумент состоит в том, что мы гораздо ближе к истине, когда говорим другим людям «Я искренне сожалею, но такова жизнь», чем когда начинаем жаловаться на несправедливость судьбы. Расстраиваться из-за несчастных случаев, травм, болезней и смерти тех, кто нам дорог, вполне естественно (конечно, соизмеримо тяжести случившегося: разбить кубок и потерять жену — вовсе не одно и то же!). Но мы можем найти утешение в понимании того, что такие несчастья неизбежны, они в порядке вещей. У Вселенной нет любимчиков.

Я нашел обе интерпретации этого принципа весьма полезными в жизни. Например, стал спокойнее относиться к чувствам окружающих меня людей, когда они слишком остро реагируют на свои несчастья. В то же время я помню слова Эпиктета о том, что мы склонны реагировать иначе, когда подобные вещи случаются с нами. Поэтому, когда наступает мой черед принять удар, я мгновенно напоминаю себе, что подобное происходило практически со всеми, кого я знаю, так что я не исключение. Привычка смотреть на случившееся со стороны и помещать свою проблему буквально в общечеловеческий контекст помогает мне относиться ко всему с бо́льшим спокойствием и невозмутимостью, которых мне так не хватало прежде, до моей увлеченности стоицизмом.
Эссе подписчика: что такое философия?

Когда мы хотим определить, что такое философия вообще, мы можем впасть в несостоятельность, упоминая всё с ней связанное и всё к ней относящееся, но так и ни на чём конкретно не акцентируя внимание. Особенно распространён наивный плюрализм трактовок термина «философия» в массовой культуре, под который подводят и эзотерический бред, и пространные, невнятные рассуждения, и попросту инфантильные мысли несведущих людей.

Ждем ваши работы для конкурса, понравившиеся отмечайте 💜
Существует ли прогресс?

Самая крупная проблема прогресса состоит в его тотальной неопределённости: обычное взаимодействие, изменение или модернизацию нередко выдают за прогресс — тем более в обыденном обращении.

Данную статью написал автор проекта Территория саморазвития — Кирилл Смирнов. В его группе очень много достойного и оригинального материала, рекомендую пройти по ссылке и подписаться.
Эссе подписчика: что такое философия?

У неё нет единого определения. Философия — это простота, возведённая в абсолют и одновременно далёкая от примитивизма наука, которая наставляет каждого, кто пожелает приходить к себе, принимать себя и учиться прощать себе несовершенства, попутно искореняя их.

Ждем ваши работы для конкурса, понравившиеся отмечайте 💜
Эссэ подписчика: что такое философия?

Личность философа многие века отождествлялась с иждивенцем, который жил роскошной жизнью, при этом не прилагая никаких физический усилий для достижения своих целей, в отличие от плотника, или кузнеца. Часто, они становились объектами насмешек, за свою «мечтательность» и отрешенность от мирских проблем.

Ждем ваши работы для конкурса, понравившиеся отмечайте 💜
Эссе подписчика: что такое философия?

...поворотным моментом является решение, всегда берущее корни в мировоззрении человека. Этим, помимо прочего, и является философия — направляющим фактором наших действий.

Ждем ваши работы для конкурса, понравившиеся отмечайте 💜
​​О погоне за мирскими благами

Когда ты видишь, что человек достиг важной должности или приобрел большое богатство, то помни, что взамен того ты обладаешь умением обойтись без всего этого и что доля твоя гораздо счастливее, чем его доля. 
Пусть люди владеют богатством, властью, красивыми женщинами, но в твоей душе есть сила не желать ни богатства, ни власти, ни красивых женщин, и этим ты могущественнее, чем те жалкие люди. И сколько бы дали они за это умение презирать богатство, почести и женские ласки!
Бывает жажда здоровая и жажда болезненная. У здорового человека жажда утоляется, лишь только он напьется. У больного же — жажда от питья прекращается на малое время, а потом опять желудок его страдает, его тошнит, он весь в жару, и снова мучает его неутолимая жажда. 
Так бывает и с теми, которые гоняются за богатством, почестями и похотливыми удовольствиями: они грабят слабых, мучают невинных, занимаются постыдным сладострастием. Но этим они никогда не удовлетворяются: им нужно все больше богатства и власти, они ищут все новых наслаждений и вместе с тем боятся потерять то, что имеют. Зависть, злоба, ревность овладевают ими, и они умирают, не достигнув того, чего домогались. 
Не завидовать нужно таким людям, а жалеть их и бояться стать такими же. 

Разбросайте на улице орехи и пряники — сейчас же прибегут дети, станут подбирать их, подерутся между собою. Взрослые же не станут драться из-за этого. А пустые скорлупки и дети не станут подбирать. 
Для меня — деньги, должности, почести, слава — те же скорлупки и детские сласти. Пусть дети подбирают их, пусть бьют их и гоняют из-за этого, — для меня это все — скорлупки. Если случайно ко мне в руки попадет какой-нибудь орех, почему же и не съесть его. Но нагибаться для того, чтобы его поднять, бороться из-за него, свалить кого-нибудь с ног или самому свалиться — не стоит из-за таких пустяков.

Эпиктет 📖 В чём наше благо?